Крадущийся тигр, спотыкающийся слон

15:41
756
views

– Уважаю китайцев, они умеют держать в узде!

Шелдон Купер, воображаемый физик-теоретик.

 

Поздравляю вас, дорогие читательницы и читатели, не только с приходом настоящей весны и нового локдауна, но и с началом четвертой с половиной мировой войны. У меня для вас две новости. Плохая – война была неминуема, но батюшка-коронавирус отодвинул ее на год. Хорошая – она будет такая, как третья, а не такая, как вторая. Ну, я на это надеюсь. Но давайте-ка обо всем по порядку.

Наши против чужих

Для начала – договоримся о хронологии. Третья мировая война началась 5 марта 1946 года и закончилась осенью 1991-го с распадом СССР. Мы ее привыкли называть «холодной войной», но она была еще как горяча во Вьетнаме и Афганистане, а ее последствия – распад СССР и объединение Германии – не менее тектонические, чем аналогичные итоги Первой и Второй мировых.

Потом была половинка мировой войны – «война с терроризмом». Она началась 11 сентября 2001 года атакой Бен Ладена на США, а закончилась 2 марта 2017 года, когда сирийская армия и российские ВКС отбили Пальмиру у боевиков ИГИЛ.

Ну и вот теперь «война 4.5 или война с авторитаризмом».

Объявлена она была по телевизору (ну а как иначе), в три приема, и сделали это США. Скажем так, не выдержали первыми.

Америка начала стремительно терять так понравившуюся ей после победы в третьей мировой роль мирового гегемона. Действительно, это очень приятно – быть страной-богом, карать и миловать, поощрять и наказывать (чем США и занимались последние тридцать лет). Но еще вкуснее, как известно, – владеть древом познания добра и зла. Если проще, определять, кто в этом мире носитель добра, кто – чистое зло. И вот тут, как говорил Глеб Георгиевич Жеглов, промашка вышла. Как-то незаметно китайские товарищи похитили плоды этого дерева, но, в отличие от Адама, не сожрали их без задней мысли, а клонировали.

США упустили Китай. И теперь мир возвратился в привычное с двадцатого века биполярное состояние. С маниакальной гонкой вооружений и депрессивной борьбой за мир.

И тут в головы американских политиков (очень консервативных ребят в своем платформенном мышлении, если честно) приходит спасительная мысль – так давайте воевать!

Америка очень любит мировые войны. Она победила во всех четырех, на ее территории практически не было боевых действий, ее потери были минимальны по сравнению с другими макроигроками, а преференции – огромны. Войны дважды, как минимум, спасли США от полного экономического краха. В США тщательно культивируемый и финансируемый культ вооруженных сил. Когда вы смотрите матч Национальной Баскетбольной Лиги, например, и там военный на протезе исполняет гимн – будьте уверены, за его появление на матче и в телеэфире щедро заплатило министерство обороны. Короче, американцы любят военное дело, уверены в своей армии, а главное, в том, что Америка несет на штыках лишь добро и справедливость. Ноу криминалити, как говорил один этнический украинец из страны-агрессора.

Но любая война, а особенно мировая, не может обойтись без первого этапа – поименования врага. Таким врагом был гитлеризм, потом мировой коммунизм, потом исламский терроризм. Опять воевать с коммунизмом вроде не с руки – победили же, камня на камне не оставили.

Парни в креативных группах Белого Дома и Госдепа напряглись и придумали, против чего теперь будут воевать мир демократии и Люк Скайуокер.

Дуэт исполняет трио

Тут надо сказать, что в Китае очень сильно ошиблись с итогами президентских выборов в США. Приблизительно так же, как путинская верхушка России в свое время ошиблась, радуясь победе «друга Дональда». Друг оказался, что называется, вдруг – никаких послаблений санкций Россия не получила, более того, российско-американские отношения к концу правления Трампа на историческом минимуме со времен первого президентского срока Рональда Рейгана. Вот и китайское руководство, получив от Трампа экономическую войну на всех фронтах, рассудило, что Байден у руля США – меньшее зло. И не угадало.

Первые же переговоры США и Китая, прошедшие в этом месяце на Аляске, привели к такому позорному для обеих сторон конфузу и пикировке в стиле «Сам ты Гитлер», что о даже минимальном потеплении в отношениях речь более идти не может.

США сделали первый шаг в переводе войны из экономической в гибридную, говоря современным языком. Причем сделали это достаточно изящно, в три хода, каждый из которых в отдельности выглядит максимально топорно, но вместе – очень лихо.

Итак, ход первый. В интервью СNN президент США Байден на вопрос журналиста, убийца ли Путин, отвечает утвердительно. Хайп на весь мир, Байден выглядит выжившим из ума… но зло названо по имени.

Только какой в этом смысл? Россия если и угрожает США, то только, говоря языком футбола, на отдельных участках поля, например, в Украине, в Венесуэле и на Ближнем Востоке. Экономически – нет, в военном смысле – дураков начинать ядерную войну в мире не наблюдается. Значит, Байден сделал глупость? О нет.

Ход второй. На первой пресс-конференции в качестве президента Байден называет нового противника мировой демократии – авторитаризм. Но, позвольте. Конечно, того же Путина можно назвать авторитарным правителем, но вряд ли это применимо к лидеру Китая Си Цзиньпину, он классический корпоративный вождь, выдвиженец китайской коммунистической верхушки. Снова выстрел холостыми? О нет, Байден говорит: «Си – умный лидер, типа Путина». Типа Путина – значит, авторитарный убийца? Пока вопросов больше, чем ответов, и тогда появляется ход номер три.

Несколько дней назад госсекретарь США Блинкен (кстати, руководитель делегации на тех самых провальных переговорах с китайцами) на вопрос все того же CNN, является ли убийцей наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман, впрямую обвиняющийся в похищении и зверском убийстве журналиста Джамаля Хашогги, ответил так: «Ежедневно по всему миру мы имеем дела с лидерами других стран, которые совершают действия, представляющиеся нам предосудительными и отвратительными, но, с точки зрения настоящего отстаивания наших интересов и продвижения наших ценностей, важно иметь с ними дела».

Всё, схема сошлась. Мы добро, кто с нами – получает индульгенцию, кто против – будет злом независимо от реальной вины.

Ответ Чемберлену

Китай ответил красиво. Первым информационным залпом стал визит в Китай министра иностранных дел России Лаврова. Будущая пролонгация договора о дружбе еще на пять лет, совместная лунная станция, два последующих года объявлены периодом совместных инновационных научных разработок, объявлена программа транснациональных перевозок – во всем этом громадье совместных планов затерялось маленькое, как колибри, коммюнике: «Как отметили в МИД КНР, министры подробно проинформировали друг друга о подходах их стран к отношениям с Соединенными Штатами. Высказана общая оценка, что США наносят вред делу мира и развития на планете. Лавров и Ван И (министр иностранных дел Китая) призвали Вашингтон отказаться от вмешательства в дела других государств. Особо отмечена внешнеполитическая новация США на сколачивание микрогрупп из своих союзников, целью которых является оказание давления на Пекин и Москву. По словам официального представителя МИД КНР Хуа Чуньин, чем меньше стабильности в современном мире, тем больше потребность в продолжении сотрудничества Китая и России».

Идет ли речь о создании антиамериканского союза между Россией и Китаем? Пока нет. Но парадоксальная ситуация – в эпоху формирования Китая как новой империи и мирового гегемона Россия неожиданно нужнее Китаю, чем Китай России. Но об этом ниже.

Параллельно визиту Лаврова США и их союзники в лице Канады, Австралии и Новой Зеландии начали санкции против ряда китайских политиков и чиновников, а Байден дал поручение определить те китайские фирмы, чьи разработки опасны для американской национальной безопасности. Китай ответил симметричными санкциями и на, так сказать, личном фронте, и на общественно-экономическом. Также в американской и британской прессе начался тихий пока накат по поводу возможного бойкота Зимней Олимпиады-2022 в Пекине.

И тут грянула информационная бомба. Китай и Иран подписали большой договор о дружбе и сотрудничестве на двадцать пять лет, что, во-первых, практически выводит Иран из-под международных санкций, во-вторых, обеспечивает Тегерану военную «крышу» Пекина, делая практически невозможной давно планируемую в США интервенцию по типу иракской, в-третьих, уничтожает единственную внятную внешнеполитическую инициативу команды Байдена – еще в начале февраля Ирану было сделано предложение о смягчении санкций.

 

Китайский синдром

Мы привыкли, что Китай – это огромная страна, шьющая пуховики за нищенскую плату, с диким капитализмом и символической коммунистической партией, воровство западных технологий, Али Экспресс и родина коронавируса.

Даже насчет родины вируса – пока не все ясно, судя по свежему отчету ВОЗ. А уж все остальное – просто архаика, пыль прошлого.

Во-первых, Китай – настоящее, а не символическое социалистическое государство, в котором компартия управляет железной рукой. Чтобы у мира капитализма не было иллюзий по этому поводу, еще в сентябре прошлого года Китай объявил об отказе от кредитно-финансового корпоративного капитализма и переходе к замкнутой на ЦК КПК системе государственной экономики с инкорпорированными в неё фрагментами частного сектора. Предполагается углубить «военно-гражданское слияние», требуя от частных компаний поведения в соответствии с политическими и идеологическими целями государства.

Более того, в рамках будущего празднования столетнего юбилея китайской коммунистической партии ожидается программное заявление Си Цзиньминя о верности делу Маркса – Ленина – Мао.

Вопрос нищего китайского народа тоже можно закрыть. Си Цзиньпин объявил о победе над нищетой в Китае.

За последние 8 лет вытянуть из нищеты удалось почти 100 млн сельских жителей. На эти цели было потрачено примерно 246 миллиардов долларов.

Воровство технологий? Утечка мозгов в западные университеты? Забудьте. Китай вышел на первое место в мире по капиталовложениям в НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы), закрывая 40 процентов мировых научных инвестиций (против 21 процента у США). На сегодняшний день Китай и крупнейший в мире акцептор научных кадров (наряду с США и Россией, где тоже пресловутая «утечка мозгов» пошла в обратном направлении).

Китай строит свою орбитальную станцию, готовит свою экспедицию на Марс, в условиях мирового экономического кризиса взвинчивает военные расходы сразу на 6,8 процента (интересно, для чего?). И да, Китай реально победил коронавирус на своей территории.

Так зачем такому Китаю Россия? Вы будете смеяться, но затем же, зачем США Украина. Думаю, вы разгадаете этот нехитрый мой ребус.

При этом у Китая – куча реальных серьезнейших проблем. Самая интересная заключается в том, что Китай, известный, как тысячелетняя Поднебесная империя, совершенно не понимает, как строить империю двадцать первого века. Китайское руководство ведет себя, как верхушка мононационального ханьского (хань – основная нация Китая) государства, от души гнобя нацменьшинства в лице уйгуров и тибетцев, а также роднокровных, но идейно опасных жителей Гонконга и Макао. По всем этим четырем проблемным направлениям напряжение будет нарастать.

Второй сложный момент – обратный поворот к коммунизму может не найти понимания у поколений городских жителей, привыкших к относительной бизнес-самостоятельности. Как-никак, в Китае тысяча официальных долларовых миллиардеров. Правда, на примере опального хозяина Алибаба-групп Джека Ма видно, какие безграничные рычаги влияния в руках КПК.

Ну и, наконец, третий фактор проблематики для Китая – Индия. Такой же быстро-, но гораздо более дикорастущий мировой монстр.

Итак, в обозримом историческом будущем нас ждет созерцание активного противостояния Китая и США в войне новейшего типа, «интеллектуальной» войне. К сожалению, наше созерцательное положение может быть в одночасье выведено из равновесия, поскольку мы проживаем в регионе потенциального интереса обоих глобальных лагерей.