Турецкий гамбит, турецкий цугцванг

15:53
802
views

Несмотря на очередные прыжки цен на нефть и наших голых соотечественниц на балконе в Дубае, главным поставщиком топ-новостей международной повестки на этой неделе была Турция.

Я давно ходил вокруг и около заманчивой идеи сделать обзорную статью по Турции, но эта страна играет в настолько «быстрые» шахматы, что я, признаться, не успеваю за ней силой мысли (в социальных сетях в этом месте ставят смайлик).

Судите сами, только за последние дни официальная Анкара окончательно и бесповоротно презентовала план строительства нового судоходного канала, обязанного разгрузить грузопоток по Босфору и Дарданеллам (а с точки зрения недавнего общемирового коллапса, связанного с дурацким сухогрузом, севшим на мель в Суэцком канале, – тема крайне важная); пригрозить выйти из конвенции Монтрё, что с 1936 года гарантирует свободный проход проливами любых торговых судов под любым флагом; получить письмо ста четырех отставных адмиралов о недопустимости выхода из конвенции; обвинить военных моряков в попытке государственного переворота; арестовать десятерых авторов письма, а еще пятерых объявить в розыск; успокоить весь мир – выходить из Монтрё Турция пока не будет; напугать весь мир – пока не будет.

И весь этот карнавал уложился в несколько календарных дней.

Так какова она сейчас, Турция, стремительно поднявшаяся из середины турнирной таблицы чемпионата мира по политическому и экономическому влиянию вплотную к первой десятке? Очнувшаяся от десятилетий полунищей спячки территория, ставшая региональной сверхдержавой, но явно стремящаяся к большему?

Традиции и новации

Для начала – немного официальной информации. Турция (парламентская республика) образовалась в 1923 году как национальное государство турок после поражения (и последующего распада) Османской империи в Первой мировой войне. На момент создания население Турции не превышало 12 миллионов человек, сейчас в стране проживает более 83 миллионов.

Турция – президентская республика, светское государство, член НАТО с 1952 года (имеет вторую по численности армию в альянсе после США) и кандидат в члены Евросоюза с 1999 года (и всё никак).

Основные черты лица турецкого государства в XXI веке:

– очень быстрый прирост населения (это создает серьезное напряжение на социальные ресурсы страны, хотя знаменитая массовая миграция турок в страны ЕЭС во второй половине двадцатого века – уже история);

– крайне динамично развивающаяся экономика, 19-я в мире по внутреннему валовому продукту, 13-я – по паритету покупательной способности (для сравнения – у Украины 56-е и 40-е места по этим макроэкономическим показателям);

– совершенно непредсказуемая внешняя и внутренняя политика, жесткая и не всегда поддающаяся рациональному «европейскому» объяснению;

– авторитарный лидер повышенной харизматичности, Реджеп Тайип Эрдоган, находящийся у власти в качестве президента Турции с 2014 года;

– страна недавно (в 2016 году) перенесла попытку государственного переворота;

– над Турцией всегда нависает проблема потери части территории (и населения) вследствие гипотетического создания государства Курдистан;

– в турецком обществе усиливается поляризация между сторонниками усиления гражданских свобод и фундаменталистами.

О других важных тенденциях в жизни современного турецкого государства и общества мы поговорили с экспертом по Восточному Средиземноморью, профессором Александром Сотниченко.

ЮС: – Турция в XXI веке сделала серьезный экономический и политический рывок. Готова ли она к увеличению или, по крайней мере, сохранению такой динамики, или, на данный момент, это потолок роста?

АС: – Динамика в данный момент может только нарастать. Темп был взят настолько высокий, что для Анкары останавливаться никак нельзя, причем это касается не только экономики, но и политики, и общества. Ситуация как в езде на велосипеде: остановился – упал. Посмотрите, турецкий президент открывает Св. Софию как мечеть, провозглашает космическую программу, успешно помогает Азербайджану в Карабахе, продолжает активную риторику по Средиземноморью, рапортует о росте производства в условиях кризиса, еще в далеком 2007-м году лозунгом его предвыборной программы был «Вперед без остановки!». Кажется, сейчас это единственный способ преодоления региональных и глобальных негативных тенденций, без сомнения, затрагивающих и Турцию. Ближайшая цель действующей власти – это 2023 год, год столетия Турецкой Республики и новых выборов. До этого времени передышки, думаю, не предвидится.

ЮС: – Удалось ли Турции решить проблему всех без исключения стран региона – «двойного прошлого», грубо говоря, примирить Республику с османским наследием?

АС: – Разумеется, внутри страны дискуссия очень насыщенная. Противостояние секуляристы – традиционалисты актуально и по-прежнему является главным водоразделом турецкой политики. Однако процесс консолидации общества под знаком общего исторического наследия для всей страны происходит буквально со школьной скамьи. Правящая партия в последние годы резко повысила свой пиетет к фигуре создателя Республики Кемаля Ататюрка, хотя тот был по своей сути настоящим секуляристом. Это позволяет примирить население с предлагаемой элитой непротиворечивой исторической концепцией: от древних тюрок к Османской империи и далее к Республике. Пожалуй, из всех стран региона Турции удалось ближе всего подойти к разрешению этого кризиса идентичности.

ЮС: – Несколько последних десятилетий Турция неоднократно пыталась позиционировать себя как флагман тюркских народов, с гипотетической возможностью построения Тюркского Мира, или хотя бы его отдельных элементов, типа общей системы безопасности. Насколько сейчас актуально это направление?

АС: – Это направление актуально и поныне, его активно поддерживает Партия националистического движения, выступающая в правящем союзе с лидирующей Партией справедливости и развития. Упор больше делается на культурно-историческую общность тюркских народов, однако некоторые проекты имеют и политическую окраску, в частности ТюркПА – Парламентская ассамблея тюркского мира, совместные учения армий Турции и Азербайджана, обучение курсантов из стран тюркского мира в турецких военных училищах и т.п. Вместе с тем это лишь одно из нескольких региональных направлений, наряду с Ближневосточным, Средиземноморским или Европейским.

ЮС: – Коронавирус в Турции. Особенности национального эпидемического бытования и отношение общества к пандемии и сопутствующим ей ограничениям.

АС: – Турки показали себя в качестве очень дисциплинированного народа. Масочный режим повсеместен, и без маски человека на улице, я уже молчу про помещение, просто не встретишь. Карантинные ограничения довольно жесткие: сейчас в большинстве провинций объявлен полный карантин на выходные дни, рестораны и кафе работают только до семи вечера, остальное время на вынос. Школы опять переведены на онлайн-обучение. Общество ропщет, но терпит. Каких-либо массовых выступлений ковид-диссидентов здесь даже представить невозможно. В Турции малый и средний бизнес, главным образом сфера услуг, привносят в экономику страны наибольший вклад. Все эти отрасли очень сильно пострадали от пандемии, многие предприятия закрылись. В стране растут инфляция и безработица. Очень большие надежды возлагаются на грядущий туристический сезон: Турция остается открытой страной и ожидает прибытия туристов из России, Украины, а также из Европы.

ЮС: – Назовите пять основных слов (понятий), что характеризуют современную Турцию.

АС: – Молодость, расширение, патриотизм, упорство, стремление.

Звонок другу

Как ни странно, до последнего времени у официальных Анкары и Киева была общая проблема. И это не Россия (закадровый демонический смех). Ни Владимиру Зеленскому, ни Реджепу Эрдогану не звонил Джо Байден. Местные элиты и телевизионные гуру колотились в родимчике – когда же, когда. И тут мы Турцию опередили, правда, о цене такой символической победы я сейчас размышлять не хочу. Но факт остается фактом – президент США пока не нашел времени (а говоря человеческим языком – игнорирует) на своего турецкого коллегу, несмотря на всю важность Турции как союзника США в регионе.

США давно и упорно не любят Эрдогана, причем эта нелюбовь – чуть ли не единственное, что объединяет администрации Трампа и Байдена. Эрдоган тоже не забыл июльский военный путч 2016 года, который непосредственно связывают с деятельностью ЦРУ, а также то, в какой именно стране проживает главный политический оппонент и враг президента Турции – проповедник и политик Фетхулла Гюлен.

Камнем преткновения между США и Турцией уже несколько лет является, в узком смысле, покупка Турцией у России зенитного комплекса С-400, а в широком – всесторонняя совместная деятельность Турции и России.

Иногда складывается впечатление, что пресловутый С-400 – это как вопрос Крокодила Гены из анекдота «Почему без шапки». Эрдоган раздражает. Анкара мало того, что неподконтрольна, она донельзя амбициозна, она расширяет свои зоны влияния на Ближнем Востоке наравне с Тегераном и Эр-Риядом, ведет свою игру в Ливии, даже с Израилем пытается договариваться без посредника в лице Вашингтона. Вообще Вашингтон в этом качестве все менее востребован, и, кажется, это бесит американскую политическую элиту. Так что требование «не покупайте С-400» звучит как обязательная мантра в любом обращении американских политиков и государственных чиновников в общении с турецкими коллегами. При этом, например, Греции позволено иметь на вооружении российский комплекс С-300, а немецкому флоту оснащать свои подлодки радарами того же нечестивого производства.

Турция при этом стоит на своем, для нее С-400 – серьезная, но не самая важная часть сотрудничества с Россией. Есть «Южный Поток», где объемы газа, закупленного Турцией у «Газпрома», увеличились за год на 30 процентов (и тут же, что характерно, упала загрузка украинской газотранспортной системы, на что недавно пожаловался представитель нашего «Нафтогаза»). Это и атомная электростанция «Аккую», ее строит в Турции «Росатом». Это и планы по совместной реализации турецкой космической программы – в аккурат к выборам 2023 года Эрдоган пообещал народу первую турецкую лунную экспедицию.

Это российский туризм, бессмысленный и беспощадный, это турецкие строительные компании в Москве и Петербурге («Турки лепят муляжи святой Руси за полчаса» – Борис Гребенщиков).

При этом российско-турецкие отношения со стороны просто адские. Военные контингенты обеих стран в Сирии периодически находятся в состоянии боестолкновения (недавно ВКС уничтожили нефтепромыслы, находящиеся под турецким контролем), посла России в Турции застрелили практически в прямом эфире, турки сбили российский самолет и убили летчиков… и все это божья роса. Москва закрывает глаза и на весьма тесные украино-турецкие отношения, на то, что Турция не собирается в обозримом будущем признавать легитимность аннексии Крыма (хотя имеет весьма схожую проблему с Северным Кипром). Или на то, что мы собираемся совместно с Турцией производить в Запорожье ставшие знаменитыми после армяно-азербайджанской войны беспилотники «Байрактар», что уже находятся на вооружении ВСУ.

Путин вынужден терпеть «дорогого друга» Эрдогана, плюсов в таком терпении для него больше, чем минусов. Тем более что Эрдоган – чуть ли не единственный политик мирового калибра, кто публично осудил Байдена за его слова о Путине-убийце.

Короче, Байден Эрдогану так пока и не позвонил, зато прямо сегодня США влупили по Турции… санкциями. По оборонному ведомству и отдельным его чиновникам. А до этого заблокировали крупный военный контракт Турции и Пакистана на поставку последнему турецкого боевого вертолета.

Мир идет вразнос, не находите? Тут опять хотелось бы поставить смайлик, но мы с вами на странице серьезного издания.

Великолепный век

При всех своих весьма заметных минусах и проблемах роста – например, на данный момент шансы на вступление в Евросоюз у Турции весьма невелики, так как президент Эрдоган хочет восстановить смертную казнь (как раз после путча 2016 года захотелось), – Турция выглядит страной, у которой, в принципе, получилось. При этом она реально далека от образцов демократии – многие оппозиционные политики сидят в тюрьмах, сторонников Гюлена турецкие силовики похищают (или добиваются их выдачи) по всему миру – так было и в Украине, например, в деле Салиха Фидана и Самета Гюре, двух университетских преподавателей, бежавших из Турции после путча и задержанных на украино-польской границе. Да, Турция с грохотом вышла из Стамбульского договора, защищающего женщин от насилия, в том числе семейного, трактовав его как подмену понятий в защиту сексуальных меньшинств. Короче, всё сложно. Но вот где остались эти самые образцы демократии? И чем отличается тюремный срок оппозиционера из Турции от отсидки отца семейства из Канады, который не согласился со сменой гендера своей дочери (тут тоже нужен смайл, но грустный)?

Турция идет своим путем. Обещая народу новую конституцию, полную новых прав и свобод; записывая в историческое наследие своей страны скифов, хана Батыя, вождя Аттилу и писателя Чингиза Айтматова; снимая сериалы, ставшие хитами во всем мире. Успевая, как ни странно, и воевать, и созидать. Очень странная страна.

Ну и, конечно, в Стамбуле сказочно хорошо почти в любое время года, а тут еще и лира упала, и бумажные декларации отменили.

А еще у Турции есть Орхан Памук, возможно, главный писатель планеты прямо сейчас.

У Памука в марте вышел новый роман – «Чумные ночи». Автор работал над ним 4 года, а задумал этот текст и вовсе 30 лет назад. А тут и коронавирус подоспел.

Действие разворачивается в 1901 году в провинции Османской империи, на вымышленном острове Мингер во времена правления Абдул-Хамида Второго. С 1894 года там свирепствует чума, пришедшая из Индии и Китая. Главные герои – самый известный в империи врач Вали Сами Паша, Ханым Султан и военный офицер. Доктор, офицер и влиятельная женщина – главная турецкая триада со времен Роксоланы.

Это одновременно и захватывающий роман о политике и любви, и общественный манифест, в котором Памук ставит актуальные вопросы про эпидемию, карантин, проблемы разрыва между центром и периферией.

Да, у современной Турции нам есть чему поучиться. В каких-то вопросах она задает высокий градус и невероятную для нас динамику реального действия.

Но вопрос с геноцидом армян и правом курдов на самоопределение все равно придется решать рано или поздно. Ибо «все несчастные семьи несчастливы по-своему», и за исторические преступления, как и за исторические ошибки, неминуемо придется заплатить.