Ехали к шерифу – встретились с Анискиным

14:30
1405
views

Нам сказали, что в одном из ближних сел есть шериф. Решили немедленно ехать. И представляли себе крутого мужика в шляпе и солнцезащитных очках, разъезжающего по селу. При виде его окружающие сразу становятся законопослушными. Но нас ждал другой шериф. Без шляпы и очков, не на машине, а на велосипеде, в свои 67 красивее американских актеров, играющих шерифов, и пользующийся таким авторитетом, что многие действительно стараются хотя бы выглядеть законопослушными.

«Обо мне уже писали. Вы лучше напишите о моей жене», – так ответил на предложение встретиться и поговорить Анатолий Унгул из Подлесного Александровского района. «Почему нет?» – ответили мы и поехали в гости к замечательной супружеской паре.

Об Анатолии Ивановиче действительно писали газеты и интернет-издания в 2016 году. Поводом стало задержание им в одиночку беглого заключенного. После того Унгула, общественного помощника сельского участкового, отметили знаком «За службу государству»…

Анатолия Унгула односельчане называют Анискиным, реже – шерифом. Пользуется уважением и авторитетом. К своему дому, где мы общались с его супругой Галиной Сергеевной, подъехал на велосипеде и, улыбаясь, сказал: «Объехал вверенный мне участок».

Будучи молодым, служил в генеральном штабе разведуправления в Москве. По долгу службы Буденного видел, Маресьева, Фиделя Кастро, Индиру Ганди, Вячеслава Тихонова и других знаменитостей. Когда вернулся из армии, получил приглашение работать в милиции. Так Анатолий Унгул стал участковым. От рядового дослужился до лейтенанта и покинул правоохранительные органы.

Причина была в его принципиальности: «Депутатов трогать нельзя, партийных нельзя, а показатели требуют. Боролись с самогоноварением. А в те времена за любую работу по двору, за доставку дров, угля, соломы рассчитывались самогоном. Приходишь к старушке с проверкой, смотришь на пожелтевшие фотографии на стене, спрашиваешь, кто это, а она говорит: “Это мои сыновья-соколики, с войны не вернулись. А это хозяин, тоже не вернулся”… Ты зубы сцепишь, а протокол за самогон выписываешь. И начальник хвалит. Я прокурору говорю: “Так зайдите к председателю, парторгу, депутату. Противогаз надо надевать – так самогоном воняет”. А он мне: “Санкции нужны”. В общем, нашла коса на камень, и я ушел. Правда, три месяца не увольняли, всякое на меня наговаривали, но потом подписали рапорт».

И комбайнером работал, и трактористом, и водителем, и сварщиком. А сейчас – помощник участкового. Избирали его односельчане на сходке. Кого другого предлагали – народ не соглашался, кричали: «Нам только Анискина давайте!» Дали, назначили – к гласу народа теперь надо прислушиваться, перечить ему нельзя. С 2003 года Анатолий Иванович работает общественным помощником участкового. Говорит, что до конца года доработает, и все. Но будет видно.

Как Унгул стал Анискиным? Дело было в далеком 1977 году. Обокрали магазин. А местность была криминальная, орудовала банда численностью более двадцати человек под руководством некоей Гали. Стали искать грабителей. Люди указали на одного мужика. Участковый приехал, зашел в дом, на столе бутылка водки с отбитым горлышком. Спросил, где взял. Тот сказал, что в магазине купил. Интуитивно Унгул опустил руку в карман висевшей на вешалке фуфайки, а там магазинная бумажная упаковка, полная мелочи. Скрутил его, наручников не было, поэтому веревкой привязал к запряженному конем возу и доставил в участок. А как раз вышел легендарный фильм об участковом Анискине. Бывший председатель колхоза увидел Унгула с преступником на возе и сказал: «Ты как Анискин». И привязалось прозвище на десятилетия.

Рабочий день у помощника участкового ненормированный. Даже ночью звонят, если что-то у кого-то случилось: семейные неполадки, что-то украли, соседи поскандалили. Проблемы создают и приезжие, которых считают бомжами. Это бывшие городские жители, которые вели ну очень неправильный образ жизни. На них положили глаз «делки», вошли в доверие, сделали вид, что хотят помочь, сделать ремонт в квартире, просят подписать какие-то бумаги. В результате квартира отходит ушлым «предпринимателям», а нерадивым хозяевам покупают брошенные хаты в селах. Работать и зарабатывать эти люди отвыкли, вот и побираются по селу, ищут, что не так лежит.

«Не разберусь, когда было лучше: при Союзе или сейчас, – недоумевает Анатолий Иванович. – Вот с меня раньше требовали показатели по тунеядцам. Я захожу в сельсовет, прошу бухгалтера показать, у кого нет 24 выхода за месяц. Иду по адресам и предупреждаю. Три предупреждения, и направляются за речку, в Александровку, в ЛТП. Это была борьба с тунеядством. И еще были стимулы быть законопослушным: лишали тринадцатой зарплаты, очереди на квартиру, отпуск давали в декабре… А сейчас что? Ничего мы не побороли. В семидесятых годах я не знал слова такого – “наркоман”. А сейчас наркомания процветает».

У Анатолия Ивановича есть хобби – он из металла делает цветы и украшает ими свою усадьбу. У Унгулов во дворе очень красиво. Цветами занимается Галина Сергеевна. Она говорит, что полюбила цветы с тех пор, когда вышла на пенсию. Нет, как каждая женщина, любила их всегда, но высаживать и разводить начала, когда стала свободна от работы. Связывает это с тем, что раньше, помимо работы завскладом в колхозе, вела домашнее хозяйство, обрабатывала огород, растила сыновей – не до клумб было. А потом понеслось. Именно понеслось, потому что сорта, цвета, краски, ароматы высаженного и взлелеянного ею поражают.

Муж сначала ворчал. Особенно когда жена предложила бывший гусятник превратить в клумбу. А потом, когда увидел цветущую красоту, и сам начал покупать семена и луковицы цветов. А еще украшает цветочники собственноручно сделанными лебедями, павлинами и драконами. Кстати, Галина Сергеевна в свое время была недовольна увлечением мужа голубями. Но тоже смирилась. По ним видно, что любят и понимают друг друга, чего и всем желают.