После бури руками не машут?

14:08
563
views

17 октября исполнился ровно год со времени самой сильной в истории Кропивницкого бури, которая серьезно повредила больше 250 домов на Старой Балашовке и Лелековке и выкорчевала несколько гектаров соснового массива.

Эта буря направленного действия налетела около 14 часов в воскресенье, после затяжного ливня с грозой. Как рассказывали очевидцы, небо вдруг потемнело, и началось страшное: ветер срывал крыши, вырывал ворота, ломал деревья и заборы, обрывал провода и валил на землю газовые коммуникации, а обломками было выбито бесчисленное множество окон. Слава богу, обошлось без жертв, но ликвидация последствий потребовала немедленной реакции городских властей.

Андрей Райкович и его заместители проводили в зоне поражения практически все светлое время суток, лично посетили едва ли не каждый дом, кстати, именно после этого все они переболели тяжелой формой «короны». К слову, случившемуся была присвоена категория чрезвычайной ситуации местного уровня, что практически оставило город один на один с ликвидацией последствий. Напомним, что все это происходило на фоне эпидемии коронавируса и подготовки к отопительному сезону.

Волонтеры и чрезвычайники начали убирать последствия бури практически сразу, а электрики и газовики – восстанавливать коммуникации, без газа осталось около 2 тысяч абонентов. Мэр поставил задачу в первую очередь возобновить подачу энергоносителей, что и было сделано в кратчайшее время. В пострадавших районах развернули пункты обогрева и питания, где за счет благотворительного фонда все желающие получали горячую кашу с мясом, чай и бутерброды, а мобильные приемные городского головы оказывали помощь в оформлении документов.

На экстренном заседании исполкома было принято решение выделить из резервного фонда полмиллиона гривен, Андрей Райкович свой избирательный фонд (500 тысяч гривен) перевел на помощь пострадавшим и призвал других претендентов на «булаву» последовать его примеру, еще 130 тысяч гривен в виде однодневного заработка перечислил коллектив городского совета. К сожалению, Кабинет Министров и отдельные министерства проигнорировали просьбу города о помощи, даже экологи не очень-то загорелись желанием помочь навести порядок в сосновом бору. Андрей Райкович тогда сказал: «Поки що мені не зателефонували ні прем’єр-міністр, ні міністри»…

По подсчетам специалистов, стоимость восстановления одной крыши составляла около 60 тысяч гривен, это не считая хозяйственных построек, гаражей, сараев, заборов и так далее. Было принято решение бесплатно перекрыть около 50 крыш самым незащищенным в социальном плане домовладельцам, остальным полагалась 20% компенсация от стоимости ремонта. В день приходилось оформлять до 50 заявок, 10 бригад работали в домах пенсионеров и инвалидов, активно откликнулись друзья, родственники и коллеги пострадавших, поэтому многим помогали в частном порядке. Тем не менее, все эти работы требовали координации и контроля, ежечасного внимания со стороны городских служб, благодаря чему пострадавшие улицы на несколько ближайших недель превратились в строительные площадки. Параллельно велись работы по уборке завалов как на улицах, так и во дворах, по восстановлению разрушенных инженерных коммуникаций, и уже через неделю подача газа в основном была восстановлена.

Журналисты «УЦ» не раз бывали в зоне стихийного бедствия и видели, как активно идет ликвидация последствий. Уже в первые дни многие дома без крыш обзавелись временными мягкими кровлями, шла активная установка стропил. Ровно через год мы проехали там, где велись восстановительные работы, где практически днем и ночью работали люди. Сейчас улица Холодноярская и Лелековка больше напоминают район новостроек – везде новые качественные крыши и заборы. Новая крыша красуется и на Минской, где буря полностью раскрыла трехэтажку. Везде стоят новые окна, но во дворах еще лежат стройматериалы.

Мы зашли во двор Владимира Сясского, чей дом тогда был не только, что называется, без окон, без дверей, но и без крыши: «Спасибі Олександру Мосіну (заступник міського голови. – Авт.), добре допоміг, ми напряму звернулися до мера в міську раду, ось бачите, дах нам перекрили, причому бесплатно, дай Бог здоров’я цим людям, інакше б ми не впорались. Ми ось купили шиферу на сарай – 7 тисяч, на паркан – теж стільки, де ж ті гроші в нас? А якби ми самі дах робили, то що було б? Тисяч до ста вийшло б, бо і метал, і дошки, і газ, і вікна. І сусідам навпроти перекрили безплатно, і он далі – теж. Що й казать, добре допомогли, дуже дякуємо».

Многие домохозяйства справились своими силами. Город, со своей стороны, сделал все возможное и невозможное, чего никак нельзя сказать о правительстве. Мы побывали в сосновом бору, знаем, что руководство города обращалось в столичные инстанции за помощью в наведении порядка и здесь, но пока в ответ «только ветер шумит» в уже высохшем буреломе, который в очередной раз заставил задуматься и вздрогнуть – во что бы превратились жилые районы, если бы этот смерч ударил по городу?