ВостГОК на распутье

15:03
1181
views

На фоне тревожной информации из энергетического сегмента экономики и социальной политики Украины (стоимость и количество газа для тепловой генерации, остановка из-за отсутствия антрацита Славянской ТЭС и ограниченность запасов угля на других 7 крупнейших станциях) не добавляют оптимизма и события, происходящие в ядерной энергетике, в частности, на Государственном предприятии «Восточный горно-обогатительный комбинат».

Несколько последних лет, при активном посредничестве Атомпрофсоюза, комбинат старались внедрить в структуру НАЭК «Энергоатом», что позволило бы наладить бесперебойное финансирование и развитие единственного в Украине уранодобывающего комплекса, шахты которого расположены в Кировоградской области. Казалось бы, стратегическому направлению, то есть нашему урану, будет открыта широкая дорога для полного удовлетворения потребностей украинских атомных станций в отечественном сырье, но не тут-то было. Очевидный для горняков вопрос постоянно откладывался, не помогали ни акции протеста под Кабмином, ни периодические остановки добычи.

Тем не менее, горняки продолжали работать и жили надеждой на успешное решение вопроса, но оказалось, что на деле вхождения комбината в НАЭК (читай – существования), можно сказать, был поставлен если не крест, то большой знак вопроса. Предлагаем вниманию читателей аналитическую статью энергетического эксперта Ольги Кошарной из журнала «Энергобизнес».

«30 сентября 2021 г. состоялось заседание Правительственного комитета КМУ по вопросам экономики, финансовой политики, топливно-энергетического комплекса, на котором рассматривался проект постановления КМУ «Некоторые вопросы деятельности ГП «Восточный горно-обогатительный комбинат»».

Суть его в том, чтобы передать единый имущественный комплекс ВостГОКа из сферы управления Минэнерго в сферу управления “Энергоатома”, в то же время оставив за Минэнерго функцию госуправления предприятием (?). В сопроводительных документах к проекту особо выделяется мнение Минюста: прямо написано, что правовые основания для передачи имущества ВостГОКа в управление НАЭК отсутствуют. В п.3 проекта предлагается установить, что часть чистой прибыли отчисляется в госбюджет в размере 30%, при условии направления НАЭК части прибыли от своей деятельности на инвестпрограммы и мероприятия по поддержке ВостГОКа (а если прибыли не будет, а одни убытки, как в 2020 г.?).

Минюст также констатирует, что проект постановления не соответствует нормопроектной технике. В результате документ был отклонен. Готовился он в “Энергоатоме”, где юридическую дирекцию возглавляет заслуженный юрист Украины Л.Володина. Да и Г.Галущенко – юрист (Герман Галущенко, министр энергетики Украины, до назначения возглавлял юридическую службу Энергоатома. – «УЦ»). Как такого качества проект мог выйти из Мин­энерго – риторический вопрос…

Между тем предприятие находится на грани остановки производственной деятельности. По итогам І полугодия 2021 г. чистый убыток составил 600 млн грн, до конца года, при условии нерешения проблем, прогнозируется на уровне 1,2 млрд грн. Произведено только 63,5 т концентрата урана, а в лучшие годы производилось под 1000 т в год. По итогам 2020 г. произведено до 743,7 т.

Проблемы начались еще в 2017 г., когда НКРЭКУ, стараясь сохранить тариф “Энергоатома” максимально низким, не учитывала в нем реальную стоимость уранового концентрата, а предлагала ориентироваться на стоимость урана на спотовом рынке. Из-за особенностей залегания урановой руды в Украине ее добывают шахтным методом. В то время как в Казахстане, основном мировом поставщике уранового концентрата, уран добывается методом выщелачивания.

Себестоимость такого способа добычи в несколько раз меньше, чем при шахтном методе. ВостГОК – единственное уранодобывающее предприятие в Европе, и его сохранение с учетом последних ценовых трендов на уран и оживления нового строительства энергоблоков в мире – стратегическое задание государства. Потому подходы, которые озвучивал в декабре 2020 г. врио министра Ю.Витренко о закрытии предприятия в связи с экономической неконкурентоспособностью украинского урана, а шахты затопить, неприемлемы.

Специалисты ВостГОКа вместе с Минэнерго подготовили пакет антикризисных документов, в частности, законопроект (регистр. №5201) о господдержке, концепцию госпрограммы развития атомно-промышленного комплекса, программу обеспечения конкурентоспособности ВостГОКа, проект стратегического плана развития комбината на 2022-2026 гг., дорожную карту мероприятий по выходу из кризиса.

С моей точки зрения, именно финансирование деятельности ВостГОКа из госбюджета – единственный путь сохранения уникального предприятия. Это не такие уж большие деньги по сравнению с инвестируемыми сейчас в дорожное строительство – каких-то 2,2 млрд грн в год. Если рассматривать проект госбюджета на 2022 г., то можно увидеть, сколько дотаций из него идет угольным шахтам (4,497 млрд грн), на дорожное строительство (62,8 млрд грн) и “Укрзализнице” (3,852 млрд грн).

Министр энергетики после отклонения документа правительственным комитетом продолжает публично заявлять о необходимости передачи управления ВостГОКом “Энергоатому”, поскольку присоединение “юридически невозможно”. Хотя Минюст, как написано выше, однозначно констатировал, что и для передачи в управление НАЭК комбината правовых оснований нет. Почему же министр Галущенко сам не хочет управлять ВостГОКом, ведь есть все правовые основы для этого?

Между тем с лета 2021 г. представители “Энергоатома” и лица с непонятным статусом, вроде С.В.Шовгели, директора Запорожской ТЭС в Энергодаре, вмешиваются в управление предприятием и дают указания действующему руководителю. Особой бесцеремонностью и манерами, как из 90-х, отличается товарищ Шовгеля. Видно, ему министр обещал должность директора ВостГОКа. От рабочих комбината требуют подписания бумаги-обязательства о неразглашении конфиденциальной информации и коммерческой тайне! От рабочих!!! Это чисто кагэбистский метод, внедряемый директором по персоналу “Энергоатома”, правой рукой подсанкционного А.Деркача, О.Бояринцевым. Вот такое «управление» демонстрирует НАЭК…

Правовой же нигилизм распространился на все сферы, он разрушает госинституции и ведет к деградации не только уранодобычи…

Катастрофа уже наступила».

Этот материал был опубликован в начале октября этого года, а уже 6 октября кандидатура Сергея Шовгели была одобрена Кабмином на должность и/о генерального директора ВостГОКа. Многие говорят, что ситуация очень напоминает возвращение «донецких», и чем это окончилось для Украины – всем хорошо известно. Также говорят, что уничтожение «шахтного» ВостГОКа может быть выгодно обладателям лицензий на разработку других украинских месторождений методом подземного выщелачивания. Такой сценарий предполагает сохранение комплекса по обогащению урана в Желтых Водах, но вот что будет с урановыми шахтами Кировоградщины – вопрос…