Газовый кидок

14:02
963
views

– Дядьку, а чого у вас картопля по 30? У всіх же ж по 10?

– Бо гроші дуже потрібні!

Вот не зря говорят «Гены тапком не растопчешь»: глянешь на круглую физиономию главы «Нафтогаза» Юрия Витренко, и сразу вспоминается его мама – лидер Прогрессивной социалистической партии Наталья Витренко в обнимку с вечноживым учением Карла Маркса. А без этих двух классиков никак не понять, что за странная чехарда приключилась с ценой на газ накануне отопительного сезона?

Итак, вспоминайте: «Обеспечьте 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение; 20% – становится оживленным; 50% – готов сломить голову; 100% – попирает ногами все законы; 300% – нет такого преступления, на которое он не рискнул бы хотя бы под страхом виселицы». В нашем случае речь идет о трехстах процентах. Как минимум.

Обычно экономические ситуации рассматривают в хронологическом порядке их возникновения – прямом или обратном. В нашей стране, где все вверх тормашками, лучше это сделать с критической точки – с нее удобно смотреть и вперед, и назад. Как известно, 30 сентября представители местного самоуправления и правительство подписали Меморандум об установлении льготной цены на газ для населения (7,4 грн за куб), а также бюджетных учреждений (16,8 грн за куб с НДС). А что было до?

А до 30 сентября Кабмин и «Нафтогаз» изо всех сил стращали громады и их мэров, что те, кто не подпишет договоры на условиях «Нафтогаза», топливо не получат и, соответственно, в отопительный сезон не войдут. При этом весь сентябрь на европейских газовых рынках цена бешено возрастала – 200, 500, 800, 1000, 1200 евро… Почти месяц прошел в треволнениях, и только 24 сентября премьер-министр заявил, что, «независимо от колебаний цены на биржах или хабах», тарифы на тепло и горячую воду не будут меняться весь отопительный сезон, то есть до конца апреля 2022 года. Но кто же ему поверил, когда договоров на руках нет, а цена коммерческого газа стремительно лезла вверх, причем гораздо быстрее, чем температура на улице – вниз?

При этом Шмыгаль ни слова не сказал, что бешеные коммерческие цены на газ уже обрушивают целые отрасли экономики – производство сахара, автоперевозки… Не объяснил, почему цена для школ и населения отличается в два раза. То есть называть школу вторым домом можно, а драть с нее две шкуры – нужно?

Самые запасливые начали покупать газ задорого. А еще через неделю – за очень дорого. Вот тогда-то в платежках появились цифры 45-47 грн за куб, которые вызвали в регионах сначала шок, а затем бурю возмущений. Обратите внимание – на тот момент никаких договоров потребителей с «Нафтогазом» еще не было, а газ уже нужен был позарез. К примеру, для испытаний, которые проходили все котельные, или для сушки зерна в элеваторах.

Ситуация очень сильно напоминала исторические эпизоды, когда захваченный город (в нашем случае страна) отдавался на неделю-две мародерам на разграбление. Причем среди этих самых газовых мародеров были и те, кто продавал по 30-47 грн украинский газ, себестоимость добычи которого составляет (не падайте со стула!) 1-3 грн за кубометр. Еще раз: одну тире три гривни за кубометр украинского газа.

Несколько областей объявили о чрезвычайной ситуации (ЧС) в связи с дикими ценами на газ. Ситуация реально стала критической.

Дальше заработал гениальный план Зе-команды (Офис президента + Кабмин). Сначала замглавы Офиса президента Кирилл Тимошенко заявил: «Хватит паниковать!», мол, все так и задумано – объявить ЧС нужно, чтобы подписать договоры без тягомотной тендерной процедуры. В унисон ему вступил Юрий Витренко, он пафосно сообщил, что готов пожертвовать прибылью и мгновенно подписать договоры с теми, кто объявил о чрезвычайной ситуации. По 16,8 грн за куб.

…Во всей этой скандальной истории меня интересует ответ на один-единственный вопрос: на какую сумму в «бездоговорный период» украинскими потребителями у монополистов был закуплен газ по спекулятивной цене от 24 до 47 грн за куб? Кому пошли эти деньги – не спрашиваю. Каждый день вижу их рожи в телевизоре.